by

In: Статьи

Комментарии к записи Аскеты-воины отключены

Тезисы вводной части статьи «Комплекс оружия индийских аскетов». В полном виде статья будет опубликована в 3-м выпуске сборника статей «Военное дело в Азиатско-Тихоокеанском регионе с древнейших времен до начала XX в.»

Аскет и его жена

Аскет и его жена, Танджавур, 1805 г.

Расхожие представления об индийских аскетах основываются на сведениях современных туристов, посещающих индуистские фестивали, имеющие многовековую традицию. Именно в соответствии с этой традицией аскеты, совершающие паломничество, должны выглядеть и вести себя определенным образом. В исторической действительности наги (обобщенное название милитаризованных ветвей объединений аскетов) ходили обнаженными в определенных случаях: во время обряда посвящения, во время паломничеств, иногда в бою. Из описания аскетов в Бенгалии в начале XIX века: «практически обнаженные, бритые, хорошо смазанные маслом так, что никто не может схватить их, пока они орудуют своими кинжалами». Требование минимальной одежды также апеллирует к тем временам, когда полное отречение от атрибутов окружающего мира являлось не только внутренней практикой. Также имеются основания полагать, что термин «наг», обычно трактуемый как «обнаженный», восходит к образу змеи – важнейшему атрибуту обоих религиозных течений, исповедовавшихся аскетами – шиваизма и вишнуизма.

Госаины-1809

Госаины в лагере маратхов, Раджастан, 1809 г.

В реальности сбором милостыни занимались лишь небольшие группы аскетов в определенные периоды и по установленным правилам. В остальном этот процесс больше походил на сбор контрибуций, дани и откупов. Не случайно еще в начале XX веке аскеты нанимались махараджами для сбора налогов. Также основными занятиями аскетов были торговля, ссуживание денег под проценты и военное наемничество. В XVII-XVIII веках их объединения уже были аналогами средневековых рыцарских европейских орденов, а роль их военных отрядов была сравнима с ролью швейцарских наемников в Европе. В их руках была сосредоточены торговля драгоценными камнями, кораллами, шелком-сырцом, золотом и серебром. Они охраняли торговые пути и беспрепятственно перемещались по всей Индии, так как были освобождены от любых официальных требований и поборов и пользовались огромным уважением и почитанием, с которыми к ним относились не только простое население, но и власть предержащие. В качестве военных наемников они перебывали на службе у всех больших и малых правителей Индии, включая британцев. Их жестко выстроенная командная иерархия, стойкость, преданность до смерти своим руководителям, вкупе с превосходными боевыми навыками, особенно ближнего боя, делали их желанной частью любой военной силы до XIX века. Редкий правитель не имел отряда телохранителей из числа аскетов.

Превосходно владея мечом, наги также были умелыми борцами, всегда готовыми схватиться с противниками. Их тела были тренированы тяжелыми физическими упражнениями. Но не только навыки ближнего боя отличали аскетов. Увеличение доли солдат-госаинов повсюду в северной Индии в XVIII веке было вызвано теми обстоятельствами, что изменившиеся условия войны требовали большей физической и психической дисциплины. Это связано с возросшим значением огнестрельного оружия и вытекающей из этого необходимости в солдатах, которые могли бы оставаться в строю под шквальным огнем, прислушаться к указаниям полевого командира, и совершать, при этом, последовательность точных залпов.

Тханесар1

Задокументированная история военизированных монашеских орденов начинается с описания сражения между аскетами-шиваитами и йогами, которое наблюдал Акбар в Тханесаре в 1567 г. и, по-видимому, ее следует ограничить 1914 г., когда аскеты направили предложение правительству Индии, предлагая свои услуги для участия в 1-й мировой войне, но, впоследствии отказались, когда им предложили зачислиться в регулярную армию. Возникновение же традиции вооруженного аскетизма, как одной из ветвей религиозной жизни, исследователи относят к раннему средневековью. Если же рассматривать непосредственно отношения аскета и оружия, то первое упоминание придется на трактат «Махабхашья», датируемый II в. до н. э. В биографии правителя северной Индии VII века упомянуты два аскета, состоявшие в личной гвардии правителя и «занимавшие первые ряды в бою».

Не останавливаясь подробно на рассмотрении различий между монашескими орденами, которые заключались в основном в нюансах религиозных практик в рамках индуизма, необходимо внести ясность в терминологию, которой оперировали авторы XVI-XIX веков. До XVIII века использовался термин «йоги». С XVIII в употребление вошел термин «наги». Во второй половине XVIII века во время восстания аскетов в восточной Индии в обиход вошли часто употребляемые чиновниками британской администрации термины «саньясины» и «факиры». В северной Индии более употребительным стало слово «госаины», а в западной – «байраги». Нет смысла объяснять различие и этимологию указанных терминов, так как все они применялись без разбора к совершенно разным группам аскетов. Даже термин «факир» употреблялся произвольно, как по отношению к аскетам индусам, так и мусульманам.

После подавления восстания в Бенгалии, английская администрация еще более упростила свой подход к дифференциации аскетов: их всех стали называть «дакоитами» (разбойники) или «тагами». Современные исследователи все чаще приходят к выводу, что секты «душителей» в действительности не существовало, и вся история была придумана для того, чтобы вытеснить с торговых путей объединения аскетов, которые контролировали торговлю, сами торговые пути и пользовались огромным уважением не только среди простого народа, но и местных правителей. Устранить их просто так, не вызвав массового возмущения, было невозможно. Таким образом, объявление их «террористами» и душителями-сектантами, исповедовавшими кровавый культ непонятного европейцам божества, не только развязывало руки администрации, но и отлично способствовало финансированию незамысловато названного «Департамента Тагов и Дакоитов» — учреждения полковника Шлимана. Не исключено также, что именно устранение аскетов как многовекового связующего звена в социальной жизни Индии, в том числе в части обеспечения безопасности торговых путей, и привело в итоге к росту бандитизма.

Тханесар2

Первыми из групп аскетов, кто организовано взял в руки оружие, были натх-йоги (обычно просто «йоги»).  Произошло это, по-видимому, в связи с мусульманским вторжением в Индию. Впоследствии, вооруженные йоги интегрировались в милитаризованную ветвь ордена саньясинов-шиваитов, благо и те и другие были шиваитами. К середине XVIII века аскеты уже имели многотысячные армии с кавалерией и артиллерией и уже сами нанимали на службу наемников.

Последовательность создания милитаризованных ветвей общин аскетов представляется следующей: йоги, саньясины (шиваиты), рамаяты, вишнусвами, нимбарки, валлабхачарьи (байраги или вайшнавы). Затем в процесс вовлеклись более миролюбивые секты сатнами, дадупантхи и последними нанакпантхи (известные как сикхи). Последняя община формировалась уже на протяжении первой половины XVIII века в правление следующего после Гобинд Сингха лидера сикхов – Банду Бахадура, аскета байраги-вайшнава. Более позднее, по сравнению с другими ветвями, вовлечение нанакпантхов в традиционную воинскую подготовку аскетов, происходившее уже на глазах европейцев, послужило их большей известности и популярности в европейских источниках.

В статье будет рассмотрено именно оружие ближнего боя, навыкам владения которого аскеты уделяли значительную часть своего времени. В их сообществах существовала целая сеть тренировочных площадок (акхара), и, со временем, система подготовки аскетов сложилась в некоторое подобие школы боевых искусств. С распространением огнестрельного оружия оружейный комплекс аскетов естественным образом стал соответствовать стандартному набору оружия поля боя того времени за небольшими исключениями. Так, аскеты, как минимум до конца XVIII века продолжали широко использовать ракеты.

В связи с ограничениями и запретами, последовавшими после подавления индийского восстания 1857-1859 гг., традиционная воинская подготовка приходит в упадок. То, что раньше являлось оружием поля боя, стало использоваться в шоу и для перформанса на фестивалях. То, что раньше являлось системой подготовки, позволявшей быть эффективным в бою и в совершенстве владеть оружием, стало выглядеть в лучшем случае как жонглирование. То, что являлось демонстрацией мощи и воинских умений в те времена, когда группы аскетов боролись за место у священных водоемов и счет шел на сотни убитых, теперь является просто частью представления современных нагов, призванного демонстрировать их утерянную связь с оружием.

Итак, вооруженные аскеты проделали долгий путь, от ношения обычной дубины для самозащиты до многотысячных армий, использующих кавалерию, мушкеты, пушки и даже ракеты. Очевидно, что на позднем этапе эволюции вооруженный аскетизм стал просто образом жизни и способом существования для нагов. Но во времена его зарождения, владение оружием и участие в битвах являлось одной из форм аскезы и достижения спасения.